mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday3
mod_vvisit_counterYesterday34
mod_vvisit_counterThis week37
mod_vvisit_counterLast week478
mod_vvisit_counterThis month3
mod_vvisit_counterLast month1087
mod_vvisit_counterAll341061

Online (20 minutes ago): 1
Your IP: 34.200.252.156
,
Now is: 2020-12-01 00:21

Кремль наносит ответный удар

Рейтинг тех, кто не вписался ни в одну из этих колонн, стремится к нулю: митинг на проспекте Сахарова, организованный Константином Боровым и Валерией Новодворской, собрал 150 человек, акция ЛДПР на Пушкинской площади – около тысячи.

Версии по поводу численности двух главных мероприятий разделились. По официальным данным, самым массовым оказался митинг на Поклонной горе, собравший 138 тысяч человек; число участников оппозиционного шествия, по информации ГУВД столицы, составило 35 – 36 тысяч. По данным оппозиции, это на Поклонную гору пришли около 35 тысяч, а вот третья московская акция "За честные выборы" побила рекорд митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова: в ней, несмотря на мороз, приняли участие около 120 тысяч человек. Данные фотосъемки свидетельствуют скорее в пользу второй версии.

Приходится обратить внимание на принципиальные различия в составе митингующих. К Поклонной горе участников акции доставляли организованно (в районемемориального комплекса скопилось огромное количество автобусов, в том числе и с региональными номерами). Особого воодушевления собравшиеся не демонстрировали, многие начали расходиться задолго до окончания выступлений: с трибуны правоверные националисты в лице Александра Дугина и Александра Проханова внушали, что оранжевые силы пришли с Запада, разрушили арабский мир, а теперь рвутся в Россию, в том числе и через Болотную площадь.

Но, похоже, главной задачей митинга была не столько пропаганда державной идеологии, сколько простая демонстрация того, что значительная часть населения консолидируется вокруг курса власти. Судя по различным свидетельствам, при организации мероприятия был активно задействован административный ресурс: участвовать в митинге обязали работников учебных заведений, муниципальных предприятий и даже крупных госкомпаний. Флаги и транспаранты с логотипами различных предприятий, а также фирменные надписи на соответствующих автобусах наблюдались на Поклонной в изобилии. Разумеется, это была демонстрация не Москве или Санкт-Петербургу, где возможности официальной пропаганды ограничены альтернативными источниками информации. Но на всю остальную Россию государственные телеканалы транслировали вполне убедительную картину.

На Болотную люди шли сами, в приподнятом настроении: с шутками и песнями, некоторые даже в карнавальных костюмах. Тут же можно было записаться в наблюдатели на выборы 4 марта. Оппозиционные партии стремятся "вписаться" в протестное течение, но пока его главной движущей силой остается не столько стремление поддержать какую-либо из существующих политических сил, сколько отсутствие возможности сделать выбор, так или иначе не навязанный сверху. Наглядной иллюстрацией проблемы стал отказ зарегистрированных кандидатов в президенты от предполагавшихся выступлений на Болотной площади.

Различия носят далеко не только стилистический характер: они олицетворяют принципиальную разницу между электоральной базой, на которую опирается действующая власть, и той средой, в которой зреет протест.

В первом случае приходиться говорить скорее о "пассиве", его основная составляющая – госслужащие, пенсионеры и рабочие госпредприятий, то есть люди, которые критически зависимы от бюджета. Они управляемы, но малоактивны.

Инициатива принадлежит "рассерженным городским сообществам", которым удалось как минимум навязать власти темп игры. Кремлевская администрация наносит "ответный удар" по митингующей оппозиции, выводя на улицы отряды сторонников. Но это не "своя игра", а всего лишь вынужденная мера реагирования на действия оппонента.

Но и сторонникам честных выборов пока нечего праздновать. Протестное движение на пороге кризиса; прежде всего, это кризис целей. Уже понятно, что основные требования митингующих исполнены не будут. Более того: после выборов 4 марта потенциал митингов резко снижается, поскольку заканчивается электоральный цикл. Одновременно протестующие старательно избегают попыток ввести движение в определенное идейно-политическое русло, хотя это могло бы помочь сфокусировать точку приложения энергии протеста. Пока она размазана тонким слоем практически по всему общегражданскому спектру. В субботу по Якиманке дружными колоннами прошли отъявленные либералы, левые радикалы и записные националисты. Митинг Борового и Новодворской, принципиально не пожелавших участвовать в общем мероприятии с коммунистами и националистами, был показательно проигнорирован прогрессивной общественностью. Прямо какое-то большое водяное перемирие... Не хочется вспоминать, что по законам джунглей такое случается только по случаю действительно серьезной засухи.

Статья добавлена с сайта www.utro.ru

Body
Background Color
Top
Background Color
Text Color
Link Color
Background Image
Bottom
Background Color
Text Color
Link Color