mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday27
mod_vvisit_counterYesterday43
mod_vvisit_counterThis week27
mod_vvisit_counterLast week478
mod_vvisit_counterThis month1053
mod_vvisit_counterLast month993
mod_vvisit_counterAll341051

Online (20 minutes ago): 3
Your IP: 3.238.184.78
,
Now is: 2020-11-30 21:41

У Кремля забарахлил ручник

Одним словом, власти резко изменили стратегию по отношению к митингующим: аналогичные акции 5 и 6 декабря были жестоко подавлены, их инициаторы отправлены под арест, общее число задержанных демонстрантов достигло тысячи человек. Но это не помогло загасить волну протеста, со скоростью пожара распространившуюся по социальным сетям.

И Кремль предпочел отступить: силовые приемы, прекрасно работавшие против немногочисленной несистемной оппозиции, оказалась неэффективны, когда на улицы вышел городской средний класс. Дубинок и водометов хватило бы, наверное, и на сто тысяч человек, но именно сейчас прямая конфронтация с собственным населением не в интересах действующей власти. Через четыре месяца Владимиру Путину нужно переизбраться, и не просто переизбраться, а еще и подтвердить свой статус национального лидера, то есть получить подавляющее большинство голосов. Поскольку о своем возвращении он объявил до окончания парламентской кампании, падение результатов "Единой России" автоматически экстраполируется на рейтинг премьера.

Еще несколько месяцев назад казалось, что президентская кампания вполне предсказуема: что не проголосуют, то нарисуют подконтрольные избиркомы. Но, как показала парламентская компания, с этим возникли проблемы: значительное число россиян оказались возмущены тем, как цинично проигнорировали их волеизъявление и наивное стремление взять выборы под общественный контроль.

Не относительный проигрыш "Единой России" и даже не количество вскрытых фальсификаций, а именно обостренная реакция общества на них – подлинный результат прошедшей парламентской кампании. Ведь оппозиционные партии оспаривали результаты парламентских выборов с 2003 г. (тогда "Яблоко" и КПРФ ссылались на разницу в 254 тыс. 303 бюллетеня, обнаруженную наблюдателями в ходе сверки собственных данных с протоколами ЦИК). В 2008 г. отмены результатов выборов добивались уже СПС и КПРФ: партии жаловались на административный ресурс, отсутствие доступа к СМИ, конфискацию агитационных материалов. КПРФ представила в суд копии протоколов участковых избирательных комиссий 26 регионов – документы свидетельствовали, что "Единой России" было приписано более 200 тысяч голосов. То есть механизм фальсификации работал и совершенствовался на протяжении последних восьми лет, и никто из-за этого не шел митинговать.

Что изменилось на этот раз? Очевидно, власть не учла, насколько Интернет, соцсети и обилие у граждан различных гаджетов упрощают процесс контроля за выборами. Не был принят в расчет иммунитет к официальной пропаганде: все меньше остается людей, для которых официальные СМИ остаются основным источником информации. Наконец, в Кремле явно недооценили созревший в обществе запрос на перемены, на ту самую политическую и экономическую модернизацию, которую на протяжении последних четырех лет обещал Медведев. Болотная площадь не стала Тахриром, да и не могла им стать: пока еще людей зовет на выборы и гонит на площадь не безвыходность и полное отсутствие перспектив (хотя и это по мере развития кризиса не исключено).

На Болотную выплеснулось, прежде всего, разочарование тем, что все остается по-старому. Это еще не революция, но уже очень серьезный сигнал: гражданская активность стремительно растет и не вмещается в существующие политические институты. Даже оппозиционные партии оказались в арьергарде протеста – они слишком заняты распределением постов в новой Думе. Фактически мы наблюдаем системный кризис институтов управляемой демократии: партийной системы, избирательной "вертикали", контролируемых СМИ. Ручное управление страной начинает отказывать.

Но, за исключением разрешения митинговать, пока нет никаких признаков того, что гражданский протест (митингующие требовали пересчета голосов, отставки Чурова и восстановления выборности столичного мэра) будет хоть в какой-то степени удовлетворен. В пятницу Центризбирком официально утвердил результаты выборов, отказавшись инициировать пересчет голосов хотя бы на 60 столичных участках (на этом настаивало "Яблоко"). Такой пересчет ничем не грозил: во-первых, чтобы отменить результаты выборов, необходимо признать недействительными результаты как минимум на 25% участков по всей стране. Во-вторых, бюллетени хранятся в управах, так что обеспечить "задним числом" результат выборов намного проще, чем сделать это в день голосования.

По всей видимости, в Кремле рассчитывают, что гражданского протеста надолго не хватит: сейчас недовольные итогами выборов выпустят пар, потом страна уйдет в новогодние праздники, а там, глядишь, и Путина выберет. А если не выберет, то нужный результат снова нарисуют. И, надо заметить, резон в этих рассуждениях есть: в ходе парламентских выборов партии были заинтересованы в улучшении своего результата, а в России именно партии обеспечивают основную массу наблюдателей на выборах. На мартовских выборах серьезных соперников у действующего премьера не будет (об этом позаботится "волшебник Чуров"), а у тех, кого допустят к кампании, не будет стимула обеспечить действительно эффективную борьбу с нарушениями. Таким образом, градус протеста к марту вполне может быть существенно снижен.

Статья добавлена с сайта  www.utro.ru

Body
Background Color
Top
Background Color
Text Color
Link Color
Background Image
Bottom
Background Color
Text Color
Link Color