mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday60
mod_vvisit_counterYesterday50
mod_vvisit_counterThis week427
mod_vvisit_counterLast week182
mod_vvisit_counterThis month975
mod_vvisit_counterLast month993
mod_vvisit_counterAll340973

Online (20 minutes ago): 3
Your IP: 3.238.190.82
,
Now is: 2020-11-28 21:23

Как Путин предал Асада

Повозмущавшись для дела беспардонностью США и наспех сколоченного антиасадовского альянса, безо всяких экивоков заявивших, что им как-то все равно, что о них будет думать ООН и какую резолюцию примет Совет Безопасности, российский министр иностранных дел вдруг ошарашил слушателей рассуждениями о том, что, мол, всю военную инфраструктуру режима Сирии в скором времени разбомбят, после чего оппозиция победным маршем войдет в Дамаск, в связи с чем отпадет всякая необходимость в планировавшейся конференции по Сирии.

И чтоб ни у кого не оставалось сомнений, что Москва умывает руки – окончательно и бесповоротно – Лавров подвел итоги своим рассуждениям в одной хладнокровной и беспощадной, как выстрел из-за угла, формулировке: «Из-за Сирии Россия не собирается ни с кем воевать». Министр мог бы на этом поставить точку. Но Лавров счел нужным сообщить, что он имел по данному вопросу обстоятельный обмен мнениями с госсекретарем США Дж.Керри. «Он обещал на днях позвонить…» К этому времени наблюдатели на Ближнем Востоке передали по всем информационным каналам, что до начала интервенции сил США, Великобритании, Франции, Турции, Израиля остаются считанные часы…

Признания принца Бен Султана президенту Путину

В дипломатических кругах мало, кто ожидал иного исхода в  противостоянии, которое грезилось кое-кому в диспозиции основных игроков сирийского сценария, каковыми представлялись до последнего времени Россия и США. Одним оно казалось нарочитым, другим реальным. Все зависит от того, как взглянуть на логику меняющейся ситуации.  Отводилась ли Москве роль традиционного верного друга, одновременно являющегося, волей исторических обстоятельств, стратегическим партнером Вашингтона или Путин действительно возомнил, что Запад проглотит его неожиданный сирийский выпад – на эту тему пока можно делать догадки и строить конспиралогические версии.

События же убедили, во всяком случае, тех, кто не желает обманывать себя подбором утешительных фактов в том, что доверительным партнером США в арабских делах является все-таки Эр-Рияд. Именно человек саудовского короля, не привлекая излишнего внимания, появился в шереметьевском аэропорту в разгар гражданской войны в Сирии. То был Бандар бен Султан - наследный принц, он же секретарь Совета безопасности, он же глава общей разведки королевства. Особую интригу визиту придавал тот факт, что член королевской семьи, едва ли не второе по влиятельности лицо Саудовской Аравии прибыл в Первопрестольную прямиком из Вашингтона.

Российским официальным службам не надо разъяснять смысл и значение столь пикантной детали. Принц, ясное дело, прибыл с вполне определенной информацией и соответствующими установками американцев. Русские сделали все, чтобы информация о переговорах Путин - бен Султан (31 июля) не просочилась за плотно прикрытые двери резиденции в Ново-Огарево. Сделать это было не трудно, поскольку внимание мирового сообщества в те дни было приковано к Египту и злоключениям исламистского президента страны фараонов Мухаммеда Мурси. Знатоки арабской политической кухни характеризуют Бандара бен Султана, как жесткого и непреклонного политика, вхожего в высочайшие сферы западного политического небоскреба, само собой американского Белого дома.

Возможно, лет эдак через 20 Владимир Владимирович в своих мемуарах уделит этой покрытой мраком неизвестности встрече пару страниц. Можно не сомневаться, после того как опустится занавес очередной арабской драмы (или трагикомедии – как хотите) заговорят иные свидетели или участники этого действа. На данный момент мы можем строить лишь предположения на основе имеющихся фактов и доступной информации.

Для начало приведем несколько строк из выступления президента Путина В.В. на заседании Совета безопасности России, состоявшегося незадолго до прибытия принца. «Буквально на глазах меняется и характер военных конфликтов, способы их развязывания и ведения. Причем, хочу отметить, уважаемые коллеги, по своим возможностям, специалисты это хорошо знают, это высокоточное оружие практически не уступает стратегическому, и влияет в конечном итоге на глобальный баланс сил».

Кое-что по этому поводу мог бы сообщить и главный разведчик саудитов относительно скопления союзнической армады в акватории Средиземного моря. Например, о том, что только что глава Объединенного комитета начальников штабов генерал Мартин Демпси публично обрисовал возможные сценарии действий США в Сирии, подчеркнув, что все военные варианты будут означать войну и многомиллиардные расходы. Путин, в свою очередь, наверняка обладал достоверной информацией о том, что Военно-морские силы США направляют к берегам Сирии еще один, уже четвертый по счету боевой корабль, ракетоносец «Мэхэна». Таким образом, на боевом дежурстве у берегов Сирии находятся еще три американских эсминца – «Грейвли», «Бэрри» и «Рэймидж», вооруженные несколькими десятками крылатых ракет «Томагавк».

Наращивание военной силы позволит Пентагону действовать более оперативно в случае, если президент США Барак Обама примет решение о начале военной операции, - логично вытекало из предварительной информации посланца Вашингтона.

«Президент США готов к любому развитию событий», -  должен был он довести до сведения своего визави, очевидно догадываясь о том, что его собеседник проинформирован о разногласиях в администрации США в отношении целесообразности военного вмешательства в сирийский конфликт. Как и о том, что американские военные изучают варианты нанесения ракетных ударов по военным объектам правительственных сил в Сирии.

Надо полагать, российский президент был немало удивлен тем, что на посланца Вашингтона нисколько не подействовали его сообщения об успешном наступлении правительственных войск. Принц также оставил без внимания подробное описание «роковой ошибки» суннитских салафитов,  расстрелявших на севере Сирии около 450 заложников-курдов. В Москве считают, что этой своей акцией противники Асада серьезно подорвали усилия Вашингтона втянуть многомиллионный воинственный курдский массив в антисирийский, а посредством этого и в антииранский альянс. Стало ясно, что посланец Вашингтона привез плохие вести для Москвы, и суть их в том, что США полны решимости довести сирийскую военно-политическую операцию до конца. До победного конца.

Таким образом «другу Владимиру» приходится выбирать лучший вариант действий из двух худших: продолжать оставаться в одном окопе с Башаром Асадом или найти приемлемый способ выхода из игры.

«Владимир Путин должен сдать Башара Асада, если он желает довести до конца вою историческую миссию по выводу своей страны в число великих держав современности» - так следовало понимать откровенную информацию главного саудовского разведчика. Имелся и подтекст предлагаемого решения: многомиллиардные саудовские инвестиции в российскую экономику, сохранение высоких мировых цен на углеводородные энергоносители, что является, как известно, основой социально-экономического благополучия России. Ну и, как вынужденная альтернатива ему - прекращение потока нефтедолларов, поддержка и активизация салафитского подполья в мусульманских регионах, бойкот Олимпийских игр в Сочи, принятие Грузии в НАТО, форсирование американской программы противоракетной обороны и т.д.

В западне

В Вашингтоне решили, что прежде чем  ставить точку в сирийском вопросу, придется поставить на место Россию. И президенту последнему придется проглотить эту горькую пилюлю, как бы ему этого не хотелось, и чем бы это для него не кончилось. Боюсь, что Башару Асаду придется услышать от нынешнего Путина то же, что когда-то другой хозяин Кремля передал своему человеку в Баку Мир-Джафару Багирову, когда морские пехотинцы западных союзников в одночасье ликвидировали Демократическую республику азербайджанцев в Иране: «Я не могу из-за маленького Азербайджана ввязываться в новую мировую войну с США».

И это при том, что лежавший после Второй мировой войны в руинах Советский Союз обладал победоносной армией – самой боеспособной в мире, атомной бомбой. А во главе державы стоял не полковник Путин, а генералиссимус Сталин. Последнему, впрочем, приходилось оказываться в куда более неприятных ситуациях. Например, когда в конце 30-х пришлось бросать на произвол судьбы испанских патриотов. Однако эта история померкла и забылась в водовороте грядущих великих побед. А в памяти современников крепко отпечатались великие предательства преемников генералиссимуса: Горбачева, Ельцина. Отвернувшись от великой цивилизационной идеи, они бросили на произвол судьбы миллионы соотечественников в своей стране, отдали на заклание всех своих союзников по миру, превратив предательство в средство собственного политического выживания.

Путин, конечно, может еще выкинуть какой-нибудь номер, призванный спасти имидж строителя новой империи. Отчебучил же Борис Николаевич в аналогичной ситуации с сербами, десантировав роту спецназовцев на окраину Приштины, вот, мол, мы какие! Друзей в беде не бросаем! Может, кто и поверит в России, но арабы это запомнят надолго. И не только арабы…  

Хотя справедливость велит сказать и о том, что Москва проиграла, переоценив свои возможности.  И это стало очевидным при сравнении с военной мощью антисирийского альянса. Что ж, такова цена амбиций. Остается досмотреть финал спектакля написанного и срежиссированного американскими стратегами. Там наверняка предусмотрен план путинского выползания из западни, без новых моральных и политических потерь. А финансовые и экономические приобретения у него, как говорится, уже в загажнике.

Сотрудничество с Китаем на сирийской площадке сопровождалось прорывом именно в указанной сфере. В июне, незадолго до описываемых событий, между Китаем и «Роснефтью» была заключена 270-миллиардная сделка, согласно которой в течение следующих 25 лет Россия будет поставлять в Китай вдвое больше нефти, чем прежде. Россия уже получила по этому договору 70 миллиардов долларов. Глядишь, удастся договориться в этом же плане с королем Саудовской Аравии. Сказал же железный канцлер, что политика - это искусство возможного. А может, перед нами простой пример того, как невозможное удалось разменять на возможное?

Статья добавлена с сайта www.haqqin.az

Body
Background Color
Top
Background Color
Text Color
Link Color
Background Image
Bottom
Background Color
Text Color
Link Color